?

Log in

No account? Create an account
"Фантастические рассказы"
peregrevs
В издательстве "Самовар" допечатали книжку 18 тыс. экз.

[reposted post]Альбрехт Дюрер (Albrecht Dürer; 1471 - 1528).
сирень
lilac2012
reposted by peregrevs
Начнём с "Апокалипсиса" - знаменитой серии гравюр на дереве, созданной Дюрером в 1496-1498 годах после первого путешествия в Италию. Серия из 15 гравюр, иллюстрирующая Откровение Иоанна Богослова, была впервые опубликована в 1498 году в Нюрнберге на латыни и немецком языке. Популярность гравюр серии была связана с распространённым в это время ожиданием конца света в 1500 году. Самая известная гравюра серии - «Четыре всадника Апокалипсиса».
Read more...Collapse )

Валентин Губарев
peregrevs
Оригинал взят у lilac2012 в Валентин Губарев


Часть вторая https://lilac2012.livejournal.com/504334.html
Часть третья, окончание https://lilac2012.livejournal.com/504809.html

Лео Гестель (Leo Gestel) (1881 - 1941)
peregrevs
Оригинал взят у lilac2012 в Лео Гестель (Leo Gestel) (1881 - 1941)

Рассказец № 62
peregrevs
К выступлению президента Парамонов начал готовиться загодя. Он перебрал в уме с десяток вопросов, которые хотел бы задать главе государства, но как Парамонов не формулировал их, как не пытался придать им соответствующий вес, почти все они показались ему какими-то мелкими, недостойными того, чтобы их услышала вся страна и, тем более, президент.
Промучившись два дня, Парамонов все же нашел, о чем спросить. Дело в том, что рядом с его домом, а фактически под его окнами в третий раз за год выкопали траншею, и третьего дня, а точнее вечером в эту траншею свалился его сосед Николай. Не совсем трезвый он возвращался из театра, во всяком случае, так утверждал сосед, и в темноте не сумел перепрыгнуть через препятствие. Упав в лужу на дно траншеи, Николай разбил лоб об оставленную рабочими кирку, и это его страшно разозлило. Он схватил кирку и, страшно матерясь, стал очень энергично лупить по дну канавы. К несчастью там был проложен кабель, и вскоре в доме, да и в двух соседних, погас свет. Жители домов стали звонить в РЭУ, в Мосэнерго и в полицию. Первыми, естественно, приехали полицейские. Они помогли Николаю выбраться из траншеи, довольно гуманно прошлись по его рёбрам, чтобы не орал, и увезли с собой. Как позже узнал Парамонов, Николая судили, дали ему пятнадцать суток и оштрафовали на триста тысяч рублей. Для пенсионера-театрала это была неподъемная сумма. Именно об этом Парамонов и хотел поведать президенту, чтобы обратить внимание главы государства на слишком маленькие пенсии.
В назначенный день и час Парамонов надел свой единственный лучший костюм, включил компьютер и уселся перед монитором. При этом он очень волновался.
Выслушав приветственное слово президента, Парамонов стал набирать номер студии, где проходила встреча, но оказалось, что дозвониться туда было не так просто. Больше часа Парамонов упорно пытался встрять между звонками россиян, мечтающих задать свой вопрос президенту, и пока он это делал, президент успел закрыть пару свалок, уволить несколько недобросовестных чиновников, починить с десяток крыш и даже открыть народный театр в Бугульме. Наконец, Парамонов дозвонился.
- Здравствуйте, задавайте свой вопрос, - сказал президент и подбадривающе кивнул ему с экрана.
- Здравствуйте, господин президент! – горячо воскликнул Парамонов и даже вспотел от волнения. – Понимаете, господин президент, год назад у меня сгорел утюг… - Едва Парамонов это проговорил, как в дверь квартиры позвонили. – Простите, господин президент, кто-то пришел. Я сейчас.
Парамонов выскочил в прихожую и открыл дверь. У порога стояли два близнеца-гренадера в безупречных черных костюмах и галстуках. В руках одного из них была красивая коробка, на лакированном боку которой был изображен утюг.
- Это вам от президента, - сказал один из них. – Пользуйтесь.
- Спасибо, - пролепетал Парамонов, после чего гренадеры с достоинством удалились.
Парамонов вернулся к монитору. Подперев голову кулаком, президент терпеливо ждал вопрошающего.
- Спасибо, господин президент, - с восторгом поблагодарил Парамонов. – Но я не об этом. Понимаете, под окнами нашего дома третий раз за год выкопали траншею…
- Выгляните в окно, - не дал ему договорить президент. Парамонов встал из-за стола, вышел на балкон и увидел, что никакой траншеи нет, а по тому месту, где она только что была, катался асфальтовый каток.
- Фантастика! – прошептал Парамонов и вернулся к монитору, на котором президент со скучающим лицом что-то чертил пальцем по столу. – Большое спасибо, господин президент, - все больше волнуясь, продолжил Парамонов. – Но я не об этом. Понимаете, недавно мой сосед пенсионер-театрал упал в эту траншею и случайно перерубил кабель. Сосед, конечно, пьющий, но мастер на все руки, утюг мне починил за пять минут. Помните? Это тот самый утюг, который у меня сгорел год назад…
- Да пошел ты в жопу, Парамонов, со своим утюгом, - устало сказал президент и, глядя в камеру, произнес: – Следующий вопрос.

Ян Брейгель старший. Продолжение
peregrevs
Оригинал взят у lilac2012 в Ян Брейгель старший. Продолжение
Начало - http://lilac2012.livejournal.com/227322.html,
http://lilac2012.livejournal.com/227392.html
http://lilac2012.livejournal.com/227665.html

Буду понемногу выкладывать новые находки. С аукционов, в основном. Сначала - написанные в соавторстве.

С Йосом де Момпером мл.:
8.jpg
Read more...Collapse )


Похождения Дункеля
peregrevs
У меня вышла новая книжка "Похождения Дункеля".

Рпссказец № 61
peregrevs
Был месяц март. Прогуливаясь по Москве, Парамонов с Кругловым свернули с Солянки в переулок, миновали грязную подворотню и уткнулись в обшарпанную дверь с неброской вывеской: «Магический театр на Солянке».
- Может, зайдем? - предложил Парамонов. – Однажды я здесь пережил очень интересное приключение.
- Ну, если так, зайдем, - согласился Круглов.
За дверью их встретили два очень похожих друг на друга, крепких молодых человека в строгих костюмах, с перевернутыми звездочками на лацканах. Один из них загородил путь и потребовал:
- Пароль.
- No passaran, - не раздумывая, ответил Парамонов, и близнецы расступились. - У вас звездочки кверху ногами висят, - сказал Парамонов.
- Спасибо, - поблагодарил молодой человек и поправил значок, но тот качнулся и снова принял прежнее положение.
- У них что, пароль один на все времена? - пройдя в фойе, тихо спросил Круглов.
- Универсальный, - ответил Парамонов. – Сразу ясно, что не пройдут те, кого здесь сегодня не ждут.
Зрительский зал был переполнен людьми с трехцветными флажками. Сейчас он больше напоминал городскую площадь во время митинга, и Круглов с удивлением заметил:
- С виду обычный дом. Где все это помещается?
- Это магический театр, - напомнил ему Парамонов. Они выбрали место посвободнее, в конце зала, и стали прислушиваться к тому, что говорили со сцены.
Сцена находилась от них где-то на расстоянии полета пули. Хорошо виден был лишь огромный портрет кандидата в президенты - Мутина. Но голос оратора слышен был во всех уголках зала.
- Товарищи, если наш кандидат проиграет выборы, проиграем все мы, - яростно кричал в микрофон оратор. - Страна развалится на части. Дальний Восток отойдет японцам, Сибирь - китайцам. Кавказ отделится, за ним - национальные республики. Госдепартамент США захватит все природные ресурсы России и поставит руководить этими компаниями своих американских людоедов.
Рядом с Парамоновым тихо переговаривались две пожилые женщины.
- А когда деньги будут выдавать? - тихо спросила одна.
- После митинга, - ответила вторая. – Всех перепишут и выдадут.
- А помногу дают? – поинтересовался Парамонов.
- По четыреста рублей, - почему-то обиженно ответила первая.
- И кофе с булочкой, - добавила вторая.
Сзади произошло какое-то шевеление. Парамонов с Кругловым обернулись. Рядом с ними, на непонятно откуда взявшемся возвышении, образовался письменный стол с красивой девушкой, и высокий гражданин в строгом костюме и микрофоном в руке. Парамонов заметил, что у него под горлом, там, где положено быть галстучному узлу, висит перевернутый крестик.
- У вас крест перевернулся, - сказал ему Парамонов.
- Спасибо, - поправив его, поблагодарил гражданин. Но крестик, качнувшись, принял прежнее положение.
На сцене возникла пауза, которой тут же воспользовался гражданин с крестиком:
- Господа! – закричал он в микрофон. – Мутин – не тот, кто нам нужен! Африканская коррупция, поборы и произвол чиновников, беззаконие в судах и милиции несырьевое производство делает невыгодным. Сменить в стране проворовавшихся чиновников невозможно – выборы фальсифицируются… .
- Все интереснее и интереснее, - сказал Круглов, а оратор продолжал:
- Отдавать свои голоса за четыреста рублей и кофе с булочкой – преступление против страны. Голосуйте за кандидата Дорохова. Кто из вас готов подкорректировать свою гражданскую позицию, подходите и записывайтесь. Каждый записавшийся получит тысячу рублей и кофе с двумя булочками.
На сцене явно занервничали. Оратор выхватил из кармана телефон и стал куда-то звонить. Пока он это делал, народ стал подходить и записываться. У письменного стола образовалась давка, но тут с противоположной стороны раздался голос:
- Товарищи! Всем известно, что кандидат Дорохов прислан к нам Госдепартаментом США. Поэтому, кто проголосует за нашего кандидата, получит по полторы тысячи рублей и кофе с тремя булочками.
Народ отхлынул от стола и замер в ожидании.
- Господа! – воскликнул человек за спиной у Парамонова. – Продавать будущее своей страны за полторы тысячи рублей недостойно граждан великой страны! Мы предлагаем по две тысячи каждому, по четыре булочки и по два стакана кофе!
Митингующие валом повалили к столу. Послышались крики: «Обморок!», «Куда прешь!?», «Не раздавите ребенка!». Расталкивая пожилых, молодые люди с трехцветными флажками едва не снесли письменный стол. Но тут снова раздался взволнованный голос со сцены:
- По три тысячи! По три! И по пачке гречки!
- Действительно, магический театр, - пробираясь сквозь напирающую толпу, сказал Круглов. – Как думаешь, кто победит?
- Скорее всего, мутинцы, у них больше денег, - ответил Парамонов.
Парамонов с Кругловым пробились к выходу и, наконец, выбрались на улицу.
- Согласен, - поправляя шарф, сказал Круглов. - Но, по крайней мере, дороховцы подняли этим беднягам гонорары.
- Да, про гонорары я тоже подумал, - ответил Парамонов.
Из-за туч выглянуло солнце, и Парамонов с Кругловым отправились дальше.

Джоан Ирдли (1921 - 1963 Великобритания)
peregrevs
Оригинал взят у lilac2012 в Джоан Ирдли (1921 - 1963 Великобритания)
Домики, как вагоны, несущиеся под откос.

1005.jpg

На большинстве картин у Ирдли образы зыбкие, перетекающие друг в друга, друг друга обогащающие, рождающие дополнительные ассоциации.
Read more...Collapse )


Рассказец № 59
peregrevs
С улицы в очередной раз донеслись выстрелы и крики. Парамонов осторожно выглянул в окно. У ресторана десятка три пьяных мужиков самозабвенно лупили друг друга руками и ногами. Несколько бедолаг в странных, военноподобных одеждах уже лежали на забрызганной кровью площади. Мимо прошествовала длинная, поющая процессия с хоругвями и иконами.
Зазвонил телефон. Это оказался профессор Дроф.
- Здравствуйте, коллега, - сказал он. – Как там у вас?
- Неспокойно, - ответил Парамонов.
- Берите такси и приезжайте ко мне. У меня безопаснее, дом хорошо охраняется. Только не садитесь в первое попавшееся. Водитель может оказаться сатанистом.
- Спасибо, профессор. Соберу самое необходимое и приеду.
Собрав чемоданчик, Парамонов вышел из квартиры. У лифта он встретил соседа Николая. На руке у него была белая повязка: «Атеист». От соседа попахивало вчерашней водкой и перегоревшим салатом оливье. Николай поздоровался, пропустил вперед себя трех китайцев и сообщил:
- Квартиру продал.
- Зачем? - удивился Парамонов.
- Так завтра же конец света. Напоследок погулять надо. Чего добру пропадать?
- Если завтра конец света, зачем им квартира? - спросил Парамонов.
- Так они же буддисты, им все по фигу, - ответил Николай.
На улице Парамонов едва не попал под перестрелку. Несколько человек с красными повязками «Воины Христовы» из автоматов палили по кустам, где засели сатанисты. Пригибаясь, Парамонов побежал к Мичуринскому проспекту, но его остановили.
- Это свой, свой! - пришел ему на помощь сосед с первого этажа. Иван Павлович подошел к Парамонову и протянул красную повязку.
- Надень, а то свои же подстрелят. - На голове у соседа была пожарная каска, а на груди висело католическое чугунное распятье, явно снятое с могильного креста.
Парамонов быстро нацепил повязку и попросил:
- Иван Павлович, помогите поймать такси. Чтоб из ваших был, из верующих. А то попадется какой-нибудь… .
- Что значит «из ваших»? - напрягся сосед.
- Из наших, конечно. Из верующих, - смущенно поправился Парамонов.
- То-то же, - проговорил сосед и позвал одного из воинов:
- Брат Алексей, поможешь ему поймать машину.
- Брат Иван, мы идем атеистов разгонять, - ответил Алексей.
- Посадишь, потом пойдешь разгонять.
Такси поймали быстро. На руке у водителя была такая же красная повязка. Парамонов сел на переднее сиденье, и водитель рванул с места.
Они проехали мимо горящего здания МГУ и выехали к проспекту Вернадского. На перекрестке дорогу им попытались перегородить несколько человек в кожаных куртках с маузерами в руках.
- Из гробов они что ли повыскакивали?! - резко свернув на газон, проговорил водитель. Вслед им раздались несколько выстрелов. Одна из пуль пробила и заднее, и лобовое стекла. Парамонов пригнулся и испуганно спросил:
- Кто это?
- Кто, кто, сатанисты, - повернув на проспект, ответил водитель. – Ты что, телевизор не смотришь?
- Редко, - ответил Парамонов.
- Прощения-то им там не будет, вот они и крошат всех почем зря, очки у Сатаны набирают, - пояснил водитель.
Внезапно на дорогу высыпала толпа пьяных людей. Водитель едва успел увернуться от них.
- Атеисты? - спросил Парамонов.
- Кто же еще? В последний раз гуляют. Я вот тоже до вчерашнего дня был атеистом. А как началось, многое передумал. – Водитель сделал паузу, беспокойно глянул на пассажира и стянул с руки красную повязку: - На Комсомольском сплошные сатанисты. Достань-ка из бардачка повязки.
Парамонов открыл бардачок. Там лежало пара черных повязок с черепом и надписью: «Воины Сатаны».
- У вас что, любые есть? - удивился Парамонов.
- Надевай, не спрашивай. Могут остановить, убьют сразу, - зло ответил водитель.
Почти до самого дома профессора Дрофа они доехали без приключений. Лишь один раз впереди показалось несколько человек в полицейской форме и с автоматами. Заметив их, водитель тут же свернул в переулок, с облегчением выдохнул воздух и проговорил:
- Ф-фу, проскочили.
- Это же полицейские, - ничего не понимая, сказал Парамонов.
- В том-то и дело, - проворчал водитель. – Сатанисты по сравнению с ними – голуби мира.
Дроф встретил Парамонова у ворот. Он провел гостя в дом.
- Как доехали? – спросил профессор.
- Нормально, - ответил Парамонов. – Немножко стреляли.
- Ничего, завтра все это прекратится. Присаживайтесь. У меня есть бутылочка хорошего портвейна.
Они сели за столик, и Дроф налил обоим вина. В это время дом сильно тряхнуло. Зазвенела люстра, из глубины дома послышался звон посуды.
- Кажется, началось, - спокойно сказал профессор. – На всякий случай, давайте выйдем из дома.
Они вышли на крыльцо, и в это время тряхнуло еще раз. Ухоженный газон перед домой Дрофа разрезала глубокая трещина шириной в два метра. Она прошла совсем рядом со ступеньками. Профессор заглянул в нее, взял с крыльца два пакета с мусором и бросил их в бездну.
- Как удачно, - улыбнулся Дроф. – А то у нас давно не вывозили мусор. - Земля снова задрожала, и края трещины сомкнулись. - Главное, чтобы не пострадала консерватория, - сказал профессор. – У меня на завтра два билета на Гайдна. Не составите компанию?
- С удовольствием, - ответил Парамонов.
- Тогда пойдемте пить вино, - пропуская Парамонова в дом, предложил Дроф. – Кстати, как вам опера «Хромой бес»?
Утро следующего дня выдалось солнечным и спокойным.