Андрей Саломатов (peregrevs) wrote,
Андрей Саломатов
peregrevs

Рассказец № 63

Весной Парамонов решил пару недель провести в Южной Америке. У Наташи, соседки Парамонова по лестничной площадке, в Российском посольстве Колумбии кастеляншей работала родная сестра отца тётя Маша. Наташа долго с упоением расписывала, какая это прекрасная страна, обещала, что если у Парамонова возникнут проблемы, а в Южной Америке они обязательно возникнут, тётя Маша поможет. И Парамонов решился лететь. В день отлёта Наташа принесла Парамонову пакет с гостинцами для тёти: килограмм гречки, буханку черного хлеба и банку атлантической селёдки.
- Там этого не купишь, а им хочется, - пояснила она. – Ностальгия по родине.
Колумбия действительно оказалась удивительной страной. По сравнению с пасмурной, мартовской Москвой солнечная Богота выглядела эдаким кентавром - помесью музея архитектуры и Диснейленда. Особенно Парамонову понравились девушки, сомбреро, бурито и трущобы, похожие на театральные декорации. На одной из таких окраин Боготы Парамонов и пострадал из-за своего чрезмерного любопытства. Фотографируя направо и налево, он забрел в небольшой ресторанчик и, выпив пару рюмок агуардиенте, с помощью жестов и нескольких испанских слов поинтересовался, так ли легко в столице Колумбии приобрести немного кокаина. Бармен сообразил, чего хочет иностранец еще до того, как Парамонов закончил говорить. Он лишь повел глазами, и к ним тут же подошел огромный барриос в рваном сомбреро и с бурито в руке. Громила кивнул на выход и, поблагодарив бармена, Парамонов вышел из ресторана. Проводник Парамонова долго вел иностранца запутанными, узкими улочками, заселенными, как показалось Парамонову, одними проститутками и бродячими собаками. Наконец, они остановились в глухом тупичке, и барриос, ни слова не говоря, как-то даже лениво, дал Парамонову в зубы, а потом, не спеша, обчистил его карманы. С земли Парамонов поднялся только после того, как грабитель скрылся за поворотом.
До гостиницы Парамонов добирался больше часа. У него и в мыслях не было позвать полицию и вернуться в ресторан. Он испуганно шарахался от всех, кто передвигался на двух ногах, прикрывал разбитые губы и размышлял, как без документов и денег вернуться в Россию.
В Российское посольство Парамонов отправился лишь на следующий день. Кастелянша, увидев его растерянную физиономию, покачала головой и отвела Парамонова в подвал, где кроме дюжины желтых чемоданов ничего не было. Там, выслушав красочный рассказ о злосчастном приключении, она поинтересовалась:
- И зачем ты туда попёрся? Это же Колумбия, а не какое-то там Бирюлёво.
- Экзотики захотелось, - печально ответил Парамонов и потрогал опухшие губы.
- Для такой экзотики не обязательно было улетать из России, - резонно заметила кастелянша и добавила: - Ладно, справку о безвозвратной утери документов я тебе сделаю. По ней в Москве получишь паспорт.
- А как же я в самолет попаду? – спросил Парамонов.
- Завтра полетишь спецрейсом с дипломатической почтой, - ответила кастелянша и пнула ногой ближайший чемодан. – Тебе повезло, вице-премьер прилетел. На этом самолете возят только самых больших шишек.
- И что, вице-премьер возьмет меня на свой борт? – удивился Парамонов.
- Возьмет. Скажу, что ты мой племянник, - ответила тётя Маша и добавила: - Он мой должник. Год назад работал здесь в посольстве атташе по культуре. Так ему на день рождения в вино подсыпали яду, а выпила я. Подозрение у меня было.
- А как же вы… - начал было Парамонов, но кастелянша перебила его.
- У меня от яда колумбийской гадюки иммунитет. Здесь часто людей травят.
- Зачем? – не понял Парамонов.
- Место жирное. Тогда он и сказал, что по гроб обязан мне жизнью, проси, Мария, что хочешь. Вот я и попрошу отвезти тебя домой. – Кастелянша открыла один из желтых чемоданов, достала пакет и протянула Парамонову. – А это передашь моей племяннице Наташе. Вот, мол, тебе Наташа килограмм муки, гостинец от тёти Маши.
- В России мука в каждом магазине продается, - сказал Парамонов.
- Такой там нет, - уверенно ответила кастелянша.
В самолет Парамонов грузился вместе с двенадцатью чемоданами. Завхоз посольства распорядился отнести их в хвост лайнера, а когда погрузка закончилась, быстро покинул аэродром.
Вице-премьер с охраной расположились в центре салона. Кабина пилота была открыта, и вице-премьер крикнул:
- Семёныч, не гони сегодня. А то, как в прошлый раз, попадем в болтанку.
В дверном проеме показалась голова в фуражке.
- О,кей, хозяин, - с улыбкой сказал пилот. – Долетим как по маслу.
Парамонов выбрал диванчик поскромнее и подальше от важной персоны. А когда самолет, наконец, взлетел и набрал нужную высоту, вице-премьер обратился к охраннику и достал из кармана перочинный ножичек.
- Давай, сюда, - распорядился он, и охранник положил перед ним пакет с чем-то белым. Парамонов в этот момент разглядывал роскошный интерьер салона, но периферийным зрением заметил, что охранник посмотрел вначале на него, а потом на хозяина, и тот громко обратился к Парамонову:
- Ты племянник кастелянши?
- Да, - ответил Парамонов, радуясь возможности пообщаться с таким важным человеком. Он кивнул на пакет и вежливо поинтересовался: - Кокс?
- Ну, не мука же, - усмехнувшись, ответил вице-премьер и воткнул ножичек в пакет. В это время самолет сильно тряхнуло, и острый нож развалил пакет по всей длине. Тут же тряхнуло еще раз, да так, что пассажиры и вспоротый пакет подкинуло высоко вверх. Воздух сделался мутным, почти непроницаемым от кокаиновой взвеси. Вентиляцией белое облако быстро разнесло по всему салону. Чихая, из кабины высунулся испуганный пилот и поинтересовался:
- Что за пыль, хозяин?
- Дальних дорог, - принимая вертикальное положение на диване, ответил вице-премьер.
Перебравшись с пола на диван, Парамонов полной грудью вдыхал белую пыль, и вскоре почувствовал странную легкость, будто земное притяжение отпустило его. Парамонов не ощущал своего веса, и мысли в его голове струились резвые и чистые, как родниковая вода.
- А на хрена нам Москва? – вдруг услышал Парамонов бодрый и какой-то глумливый голос вице-премьера. – Семёныч! – В дверном проеме кабины образовалась радостная физиономия пилота. – Сворачивай, Семёныч, летим на Багамы.
- Отлично, хозяин, - одобрил пилот, и голова в фуражке исчезла. Борт номер один резко накренился влево и пошел на разворот.
- Правильно, Багамы, - улыбаясь, сам себе прошептал Парамонов.
Обнявшись с охранником, вице-премьер громко поучал его, как правильно руководить государством. А в хвосте самолета подпрыгивали на воздушных ухабах двенадцать желтых чемоданов, содержимое которых вселяло в Парамонова надежду на счастливое будущее.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments